"Новогоднее безумие". Отрывки. Глава первая. 1-3.

| 0 |
Категория 18+

Эту историю я начал писать в конце 2011 года, в надежде на то, что закончу её к новому году. Оптимист. История до сих пор не дописана до конца и уже «тянет» на повесть, а написана примерно половина из того, что хотелось бы отразить в сюжете. Даже не знаю: продолжать ли повествование или остановиться, забросить всё это. С одной стороны, жалко бросать на половине пути. С другой же – есть сомнения в том, что история понравится читателю. Поэтому я решил предоставить выбор именно инетрнет-ползователям. Если интерес к истории оправдает первую половину труда, то буду продолжать. Так что, жду на критику и буду признателен любым комментариям.

В двух словах. Это – история с ярко выраженными сюжетами насилия в стиле «зомби». Присутствует чёрный юмор. Затронуты некоторые аспекты жизни в провинциальном городке и взаимоотношения его жителей, которые представлены в истории. Если ты александриец – тебе будет интересно пройтись вместе с героями по улицам твоего города, если нет – ты легко себе его представишь.

Заранее прошу прощения за неточности, касающиеся самой Александрии, а также её жизни. Спишем это на авторскую фантазию, хорошо? Ах да, и это – черновой вариант, которого не касалась рука литературного редактора.

Новогоднее безумие

Глава 1. ПРАЗДНИК К НАМ ПРИХОДИТ.

1

В ту обычную новогоднюю ночь с 31 декабря 2011 на 1 января 2012 года могло случиться всякое, как в разных романтических или сказочных новогодних историях. Но никто не мог и подумать, что в небольшом провинциальном городке будут происходить события как страшные, так и несколько забавные.

Александрия, центр Украины. В тот год зима не особо порадовала жителей города снегом. Было немного, но для Нового года это походило на издевательство. Впрочем, для этого региона Украины – это обычное явление. Мороз (если его можно было так назвать) сковал лужи в ямах на асфальте тонким слоем льда, для того чтобы небо посыпало их тонким слоем снега. В предвкушении Нового года жители города весело бегали по магазинам, супермаркетам и рынкам. Они тратили в этот день огромные деньги для того чтобы в итоге напиться в новогоднюю ночь, а следующие пару дней провести в весёлом и не очень похмелье.

Пестрели вывески супермаркетов, зазывая покупателей своими новогодними акциями, беспрецедентными скидками на шампанское и прочий алкоголь. В домах готовилось обязательное новогоднее блюдо – оливье, а в увеселительных заведениях – шоу–программы по поводу, наверное, самого главного праздника в году. Город ждал, город тратил. И хотя, как и всё хорошее, праздник быстро заканчивался, - к его приходу готовились.

В тот весёлый новогодний вечер люди собирались компаниями, договаривались праздновать у друзей, соседей, в клубах, на снятых специально для этого квартирах и так далее. Целый день все бегали, готовили, шутили, возмущались на не новогоднюю погоду и никак не знали, что абсолютное большинство из них не доживут и до 2 января. Но так было задумано, и механизм уже был запущен. Таймер, отсчитывавший запуск кровавого эксперимента, неумолимо щёлкал обратный отсчёт. И, как обычно бывает в фильмах, его можно было бы остановить. Но никто о нём не знал. Ни городской голова, ни даже губернатор. Даже если бы они были гуманными людьми и беспокоились о жителях города – всё равно они были не в силах остановить то, что должно было произойти.

* * *

Он волновался в тот вечер. Нет, не из-за того, что что-то чувствовал. Просто к нему сегодня должны вечером прийти гости. А точнее – гостья. Довольно молодая библиотекарь из городской библиотеки им. Пушкина. Она была культурной, скромной, опрятной и умной. А главное – не замужем. Он тоже был холост. Возможно, в иное время они стали бы прекрасной парой, женились бы и обязательно нарожали бы детей, но судьба распорядилась иначе.

На часах было без двадцати семь, и у него, в общем-то, было всё готово.  Но до её прихода всё равно было ещё целых два часа. Он удобнее уселся в кресло и щёлкнул пультом. По телевизору показывали «очередной новогодний шлак», как называл его один друг. Конечно же, это его не интересовало, но нужно было чем-то себя занять до прихода гостьи. А посреди зала стоял новогодний стол. Всё, как и положено: холодные закуски, фрукты, сок и… никакого алкоголя. Да-да, гостья не употребляет. Вообще. Точно так же, как и он (ну разве что по какому-то очень-очень важному поводу). Он думал заказать еду в ресторане неподалёку, но подумал, что это будет пустая трата денег. И ещё он думал, что особо наедаться в этот вечер не стоит, если он хочет провести новогоднюю ночь так, как задумал.

Их познакомил его благодарный пациент. «Тебе понравится», – обещал тот. Когда он впервые после нескольких лет зашёл в библиотеку, она ему действительно понравилась. Он завёл абонемент, стал брать книги, общаться с хорошенькой библиотекаршей. Как-то, со временем он предложил ей встретиться. Тогда для свидания он выбрал не какой-то изысканный ресторан (каковых в городе, в общем-то, и не было), а обычную пиццерию в центре Александрии. Она выглядела замечательно. Погода была отличная, и они разместились на улице, и пока ждали свою пиццу, успели немного поговорить. Ему понравилось общаться с этой молодой персоной, хотя он и ожидал, что она будет немного скучная.

Они тогда рассказали друг о друге всё, что им требовалось знать на первом свидании. Ему показалось тогда, что его симпатия не взаимная, и он во что бы то ни стало, решил добиться её расположения.

Потом они встретились ещё раз, уже в начале декабря и в ресторане. И вот теперь, их третья встреча должна была пройти у него дома в этот замечательный семейный праздник. Как ни странно, она быстро согласилась. Хотя прекрасно понимала, чем обычно заканчиваются подобные посиделки у мужчин дома. Возможно, именно этого она и хотела. А может быть, она должна была прийти, чтобы окончательно расставить все точки над «i» и завершить их отношения. Но отношений-то, в общем, и не было…

Телевизор не веселил. Как-то странно себя чувствовал сидящий в кресле человек. Скорее всего, он волновался. А может, боялся. Вдруг она не придёт? В любом случае, он может пойти к друзьям, но… Согласитесь, это уже совсем не то. Ведь он на что-то рассчитывал, готовился. Если его гостья не придёт, то все его планы обрушатся в один миг.

Ведущий развлекательного шоу в очередной раз выдал совершенно «американскую» шутку, рассчитанную то ли на идиотов, то ли на пенсионеров. В этом сравниться с ним мог бы разве что сам Ваганыч.

Время шло.

– Вот за границей Дед Мороз кладёт подарки в носки. Ну, разве может такое быть в России?! У нас сам хозяин не может свои носки найти, а разве это под силу Деду Морозу!? – шутил ведущий.

Он скривился. Щёлкнул пультом на другой канал. Везде практически одно и то же. Так миновали два часа. Звонок в двери стал лучиком солнца, прорезавшим тучи скуки.

– Привет! – с улыбкой произнесла она.

– Привет. Проходи.

Саша зашла и, вручив ему подарок, поздравила с наступающим Новым годом и поцеловала. Он с благодарностью принял пакет и учтиво помог даме раздеться. Они проследовали в зал его трёхкомнатной квартиры.

– Женя, ты на улице давно был? – спросила Саша, усаживаясь в кресло.

– Да больше двух часов назад. А что там? Неужели видела Деда Мороза?

– Нет, не видела, – улыбнувшись, ответила Саша. – Погода, как бы, немного меняется. Похолодало. Может, после двенадцати будет настоящий мороз.

– А-а-а, ясно. Слушай, ты не будешь против, если я выключу телевизор и поставлю музыку? Ну, или радио послушаем. А то все эти новогодние «иронии судьбы» и тэ-дэ и тэ-пэ…

– Нет, Жень. Конечно, не против.

Телевизор обиженно потух, а Женя включил на музыкальном центре FM-станцию. Романтическую музыку он решил оставить «на потом». Предложил барышне сок и налил им обоим в стаканы. Затем вышел в соседнюю комнату и вернулся с подарком для своей гостьи. Так начинался их совместный новогодний вечер.

2

Сергей Михайлович не любил отдыхать сам. Но отмечать такие праздники в его возрасте, да и в компании, – это было сверх его сил. Нет, он не был стар. Скорее, он выглядел уставшим в свои почти шестьдесят лет. Морща лоб перед телевизором, приспустив на нос очки, он, как и все вдовцы его возраста, в новогодний вечер грелся в кресле. В тёплых тапочках и с котом на руках.

Михалыч гладил своего кота, который по кошачьим меркам был сверстником своего хозяина. Правда, кто из них был хозяином – это ещё вопрос. Сергей Михайлович был уверен в том, что его питомец совершенно искренне хозяином считал себя. Наверное, так думает большинство людей, которым посчастливилось иметь дома пушистого любимца из семьи кошачьих.

Передачи сменялись фильмами, фильмы – концертами, а он всё сидел в кресле. Наконец, ближе к девяти часам вечера он всё-таки решил встать и выйти на кухню, чтобы приготовить себе что-нибудь наподобие новогоднего ужина. Эх, диета №1… Это грустно. В последнее время его мучила язва, и доктор строго-настрого велел забыть о жареном, остром и так далее по в списке ограничений пресловутой «первой» диеты. А ещё Сергею Михайловичу, этому профессиональному потребителю алкоголя, (о, ужас!) запретили пить под страхом смерти. Врач не пугал его, он просто со свойственной врачам хладнокровностью констатировал: будете пить – откроется язва, а в таком возрасте операции могут привести к летальному исходу. Михалыч это прекрасно понимал, к тому же он ни капли не сомневался в низкой квалификации местных врачей, которым лишь бы резать да брать за это деньги.

Вот такой невесёлый праздник получался у Сергея Михайловича. Справедливости ради стоит сказать, что единственное, о чём он жалел, так это то, что рядом нет жены. А диета и безалкогольный вечер – это, по сути, такая мелочь! Отправившись на кухню, язвенник с грустью вспомнил ту женщину, которая безраздельно властвовала здесь на протяжении трёх десятков лет.

Кот следовал за ним по пятам. И он тоже напоминал Михалычу о его жене.

– Что мы с тобой, Макс, будем ужинать? – спросил Михалыч у своего кота.

В ответ Макс мяукнул и начал тереться о ноги язвенника. Михалыч, между тем, был настроен на разговор. Хотя бы с котом.

– Тебе хорошо, ты не на диете. А мне вот приходится каши всякие несолёные готовить да котлеты парн̀ые. Или как правильно, на пар̀у, что ли?

Меню на этот вечер язвенник сочинял недолго: гречневая каша, котлеты, лёгкий нежирный салат из овощей, на десерт – киви, чай и зефир. Не густо, но для одного хватит.

– А что ты мяукаешь? Я ж тебя вечером кормил! Снова голодный, что ли? – продолжал беседу с котом Михалыч.

Он прекрасно понимал, что коты по графику не питаются. Особенно, такие огромные, как его Макс. Этот кот был голоден всегда – и в дождь и в стужу, и даже  ночью гремел он посудой, опрометчиво оставленной хозяином на столе, пытаясь найти в ней хоть что-нибудь съедобное. А ещё Макс был тяжёлым. Это раньше, когда он был ещё котёнком, он мог погреться у хозяев на груди, свернувшись клубочком, сейчас же он весил, по крайней мере, шесть килограмм. А такая ноша для грудей Михалыча была уже непосильной. Он и раньше замечал за собой одышку, а в последнее время проблемы с сердцем всё чаще напоминали о себе. Поэтому кот мог рассчитывать максимум на колени хозяина. Но и такое положение вещей вполне устраивало Макса, ведь всё, чего он хотел, у него было.

За окном начали взрываться петарды. Видать, кому-то очень не терпелось испробовать купленную пиротехнику, и до двенадцати часов не дотянули. Михалыч не любил петарды. И старался их не покупать даже на Новый год. Вернее, он не покупал их совсем. Зачем они ему надо, когда в квартире в бронированном сейфе лежит прекрасная двустволка, из которой как бахнешь, так и штаны менять можно? Он даже и предположить не мог, что его двустволка ой как понадобится ему этой ночью.

Макс всё назойливее тёрся о ноги, требуя от Михалыча еду. Он стал на задние лапы, а передними упёрся в бёдра хозяина. Его глаза с расширенными зрачками говорили о том, что кот готов на всё, лишь бы получить свою порцию еды (такие глаза Михалыч увидит ещё не один раз, и они тоже будут требовать еду). В таком положении он мешал язвеннику передвигаться. И кот это знал. Коты очень хитрые существа и всегда добиваются того, чего хотят. Долго спорить с Максом Михалыч не стал.

– Ладно, на вот, – смилостивился над Максом язвенник и вынул из холодильника банку с сардинами в масле. – Жуй, только не лезь потом ко мне целоваться.

Кот с удовольствием принялся поглощать сардины. Михалыч умиленно наблюдал за своим любимцем и теперь мог продолжить готовить себе новогодний ужин. Мурчал себе под нос какую-то мелодию и таким нехитрым способом пытался повысить себе настроение. И пускай он рассчитывал в половине первого уже ложиться спать, его новогодняя ночь только начиналась.

3

А вот этот персонаж чувствовал себя белой вороной в компании друзей. В общем-то, он практически в любой компании выделялся, но здесь всё было очень контрастно. Это был молодой человек двадцати пяти лет. Это было единственное, чем он был схож со своими друзьями, с которыми готовился встретить Новый год. В остальном он был не таким.

Начиная от политических взглядов и заканчивая пристрастиями в музыке, он не вписывался в образ типичного александрийца. Этот парень был неглуп и, как он считал, идеологически подкован. В то время как политические познания его друзей ограничивались разделением на «оранжевых» и «голубых», он с полной самоотдачей изучал идеологию национализма, где ему открывались совершенно новые горизонты. В кругу друзей его называли просто Нацик. Скорее всего, от слова «нацист», или «националист». Свои взгляды он не скрывал, но и не афишировал. Учитывая его прошлое, в его интересах было держаться особняком и вести непрямую агитацию, подавая хороший пример для подрастающего поколения.

То, что он единственный из компании, кто вёл трезвый образ жизни, превращало его в объект для насмешек и подколок. Так всегда случается, когда человек выпадает из общей массы, когда он выделяется – неважно, в хорошую ли плохую сторону. В общем, он был другим, и это сыграло главную роль в том, что он выжил.

Когда здоровый образ жизни и увлечение дворовым спортом на турнике и брусьях ещё не стало мейнстримом, его называли придурком. Но когда видели, что он может делать на обычном турнике, обязательно говорили: «Базару ноль», что означало крайнее восхищение.

В этот вечер гуляли они впятером на квартире у Жоры. Тот жил один в двухкомнатной квартире возле ресторана «Свитанок». Жорик любезно предоставил своё жильё для вечеринки, правда, предупредил: будете рыгать, убираете за собой сами и моете всё до блеска, либо стираете. Итак, на квартире были Жора, Нацик, Витя со своей девушкой Яной и её подруга Ксюша.

Как и полагается в молодёжной среде, празднование Нового года предусматривало предварительные приготовления, само событие и афтерпати. Этап предварительного приготовления включал в себя планирования вечеринки, сбор средств, закупку провианта и горючего и приготовление блюд. В случае с провиантом всё было довольно просто – фруктовая и мясная нарезки, салат «Оливье» и бутерброды. Также любой желающий мог принести что-нибудь съестное из дома. Горючее подбиралось более тщательно, исходя из предпочтений участников новогодних посиделок. Обычно девушкам покупалось вино и ликёр, а парням – водка, коньяк и виски. И, конечно же, неизменный новогодний атрибут – шампанское.

Помимо алкогольных напитков были куплены соки и минеральные воды. Нацику было вверено следить за запасами этих напитков и в случае их исчерпания сообщать присутствующим.

Посреди самой большой комнаты стоял стол, укрытый дешёвой скатертью, купленной в одном из многочисленных супермаркетов. Пять приборов были расставлены так, чтобы Жора и Витя сидели по одну сторону стола, девушки – по другую, а Нацик – во главе. Его это не смущало. Салаты и нарезка заняли центр стола, их окружили бутылки со спиртным – водка, шампанское и вино. Возле Нацика скромно стоял полуторалитровый пакет сока. Мужской громкий смех и женское щебетание создавали праздничную атмосферу и заглушали музыкальную передачу по телевизору.

Время близилось только к 10 часам вечера, а компания уже начала понемногу разогреваться алкоголем. Нацик только наблюдал и сопровождал очередной тост своей загадочной улыбкой.

Слово взял хозяин квартиры:

– Друзья! Братишки и сестрёнки! Пока не наступил Новый год, давайте бахнем «шампусика», чтобы, когда по телевизору будут показывать часы, у нас в глазах не двоилось!

Дамы в восторге запищали, Витя одобрительно кивнул, и шампанское ушло в желудки. Нацик лишь отхлебнул сока. У него проснулся аппетит, но бутерброды ещё не подавали. Пришлось насыпать себе салата и проглотить кусочек шинки. Было немного скучно и жарко, и он решил выйти на балкон подышать свежим воздухом.

Стемнело, город потихоньку успокаивался, и на улице не было видно никого. Зато было слышно. Петарды взрывались там и сям, вызывая неистовый восторг у тех, кто их поджигал. На улице становилось прохладнее, и со рта у Нацика валил густой пар.

Дверь скрипнула и на балкон вышла Оксана. Она достала сигарету и подкурила со словами:

– А ты не куришь?

– Нет, – ответил Нацик. – А что, должен?

– При чём тут, «должен» или «нет»? Просто спрашиваю. Ты же не пьёшь. Даже в такой праздник…

Ксюша обиженно отвела взгляд и глубоко затянулась.

– Хм, я и на свой день рождения не пью. Для меня нет таких праздников, которые праздничней, чем остальные.

Нацик не особо хотел общаться на эту тему, заранее зная, чем всё закончится. Пустая трата времени. Сейчас она начнёт расспрашивать, почему он не пьёт и удивляться. Потом он ей станет неинтересен и скучен.

– Тю. А  ты и раньше не пил? Или бросил? – спросила Ксюша.

– Бросил. Раньше пил. Сейчас нет желания, - как можно короче ответил Нацик и добавил: - И тебе советую.

На лице Ксюхи можно было прочитать искреннее любопытство. Скорее всего, она за всю свою короткую жизнь не видела людей, которые раньше пили и курили, а потом вдруг раз – и бросили. Больше она таких людей и не увидит.

Нацик стоял в одной футболке, и зимняя прохлада приятно освежала голые руки. Ксюха не могла не заметить то, какими они были красивыми, хоть и жилистыми. Если сравнивать эти руки и руки тех, с кем ей приходилось встречаться, то разница была огромная. Такие руки сильные, а их обладатель – уверенный в себе мужчина. Хоть и со странностями. Огонёк сигареты отражался в её любопытных глазах и Нацику эти искорки казались чёртиками. Впрочем, он был недалёк от истины, и эти глаза он хорошо запомнит.

Оксана выбросила окурок вниз и улыбнулась. Она даже не посмотрела, куда упала сигарета, а ведь внизу под балконом мог кто-то стоять. Её это мало интересовало.

– Ты заходишь? А то тут холодно, – спросила Оксана у Нацика, по-прежнему стреляя глазками.

– Да, пошли.

Они вернулись в комнату, где их друзья живо обсуждали какой-то клип по телевизору. Ничего нового – полуголые девицы, шикарные автомобили, деньги и однообразный мотив. А вот веселье обещало начаться всего через пару часов.

Скачать всю книгу в формате PDF
Скачать всю книгу в формате FB2
Обращаю Ваше внимание на то, что скачать можно отредактированную версию. На сайте же выложен черновой вариант

Поделитесь этим материалом в социальной сети:

, ,
Проза
Типы записей:
  • - обычная
  • - изображение
  • - цитата
  • - статус
  • - ссылка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *