Церковь на холме

| 0 |
Игорь Киселёв / vokrug-ladogi.ru

Ветер подхватил и закружил осеннюю листву. Грозное серое небо, казалось, вот-вот разверзнется и насытит жаждущую землю долгожданным дождём. Но это обманчивое небо было скупо на влагу и глухое к мольбам. В разрушенной стране царило полное опустошение. Даже вороны, некогда тучами покрывавшие поля, теперь казались здесь чуть ли не гостями.

На небольшом холме стояла разрушенная церковь. У неё сохранились лишь три стены, а некогда златой купол лежал недалеко и уже давно не блестел. Но та церковь не была старинной. Её построил магнат всего за один год до той самой последней войны, которая превратила эту несчастную землю казаков в пыльную пустыню. Та церковь стала и последним убежищем магната.

Звали его Антон, а фамилия у него когда-то была у всех на слуху. Знаменитый бизнесмен и народный избранник, он пользовался почётом и уважением местных жителей, ведь сам когда-то родился и вырос в этих местах. Сейчас он был просто Антон. Даже по отчеству его некому было назвать. Он сидел в глубоком бункере в шикарном кресле, при свечах и в раздумьях. Он вспоминал.

Помнил он, как в голову пришла эта идея: построить церковь на отшибе. Кто-то скажет, мол, грехи свои решил замолить. Откупиться от них решил. Это было правдой, но всего лишь частью грандиозного замысла. Антон даже с семьёй не посоветовался. Определил для себя ответственного человека и поручил ему воплотить в жизнь этот план. Наёмный менеджер не стал удивляться прихоти клиента, в то время постройка подобных объектов ни у кого не вызывала удивления. Но жители окрестных сёл долго обсуждали, почему церковь строит бригада из другой страны, а сама стройка была ограждена огромным забором и стояла под охраной.

– Ты серьёзно, что ли? – спросил у него друг. – Никогда не поверю, что на твоей вотчине строится какой-то иностранец, а ты не знаешь об этом ничего!

И жена тогда не поверила. И дети тоже поставили под сомнение тот факт, что отец не ведает, кто и что строится у них на малой родине. Это была его главная ошибка. Он понимал это теперь, но тогда Антон знал: им лучше не знать. До поры, до времени.

Строительство шло здраво, деньги утекали ручьём. Но никто так и не узнал, зачем вся эта секретность и кто же, всё-таки возводит эту церковь. Разные ходили слухи, но связать Антона и эту церковь никто не решался. Многого люди не знали. Например, что управляющий строительством, как и вся бригада, впрочем, никогда не покинут пределы стройплощадки. По окончанию строительства они все упокоятся здесь. Их будут искать, конечно, только слабо: на горизонте маячила война.

Может, уже в те времена он начал видеть Их. А может, это он придумал, будучи уже заточённым в этом бункере. Антон дрожащей рукой поднял бокал с дорогим коньяком и сделал глоток. Алкоголь не обжигал его внутренности, он уже лился как тёплая вода на руки. Порой он видит Их даже здесь, под землёй. Пока что Они не говорят с ним, но недалёк тот день…

– Вам не достать меня! – спокойно говорит Антон.

Уж он-то знает, что взять его не так просто. Например, как его хотели взять интервенты.

Когда грянула война, это был действительно шок. Никто не мог подумать, что конфликт из политического выльется в военный. Никто не думал, что в наше время возможна такая война – ярая, опустошительная. Тогда он был за пределами страны, но ему удалось проникнуть на территорию своей Родины. По большей части ему помогли деньги. Жаль, что ни деньги, ни связи не помогли его семье. Он узнал о гибели своей жены по пути в столицу. А когда до него дошли вести, что интервенты схватили его детей, Антон поменял свой маршрут. Он направился сюда. Здесь он мог быть в полной безопасности. Никто не обратил внимания, как он прибыл к церкви – жители окрестностей в страхе прятались по домам. Ведь враг постоянно усыпал эту землю бомбами и вскоре отряды международных «миротворцев» должны были зачистить все остатки жизни на этой земле.

Когда он оказался в бункере, он первым делом напился до беспамятства. Он не выходил наружу неделю, пока безбожно пил и безутешно плакал. А церковь разнесло ракетой. Вернее, она сильно пострадала, но часть её всё-таки выстояла. Антон остался один на многие десятки километров. Единственный выживший. Когда он понял это, ему уже было всё равно. Один он мог жить ещё несколько лет.

И действительно, прошло уже два года с того момента, как он остался здесь навеки. Чудом никто не догадался о его существовании. Он покидал своё убежище только в безлунные ночи, когда небо было затянуто тучами, одеваясь в камуфляж. Но, по большому счёту, ходить ему было некуда. Так, гулял, делал рейды в соседние пустующие сёла. А в бункере было всё необходимое для жизни – еда, вода и даже тепло.

Но очень быстро Антон начал дичать. Пускай он никогда не был экстравертом, но всё-таки нуждался в общении. А говорить ему было не с кем, только с самим собой. Иногда он включал освещение, которое давал мощный генератор, и устраивал себе гулянку, вечеринку. Но одному было скучно. Иногда он пытался писать мемуары, в основном это происходило по пьяни. Но потом он не мог разобрать своего корявого почерка. Жизнь, если её можно было так назвать, продолжалась.

И вот он сидел в центральной комнате и отмечал свою грустную годовщину. Разговор со своим отражением в огромном зеркале он вёл уже более получаса, иногда прерывая его воспоминаниями.

– А может, и достали бы, если надо. Сейчас такая техника, что и через облака видит все передвижения по земле. Может, им нет до меня никакого дела. А ещё… - он сделал глоток и, сформулировав мысль в голове, продолжил: – Может, уже и нет никого и нигде. Остался только я один.

Эта мысль уже посещала его, но проверить её он не мог. Сейчас же у него появилась одна догадка, и Антон решил на пьяную голову проверить свои опасения. Забыв об осторожности, он одел свой камуфляжный костюм и направился в оружейную. Там его ждал АК-74. А в ящике он быстро нашёл то, что ему нужно было. Набросив автомат на плечо, Антон направился на выход. Металлическая винтовая лестница, покрытая шумоизоляционным материалом, вела вверх. Потом коридор, ещё лестница, уже бетонная и люк, закрывающийся изнутри.

Антон на всякий случай прислушался. Снаружи было тихо. Он аккуратно привёл в действие механизм, открывающий люк. С металлическим лязгом он открылся. Снаружи повеяло холодом, и свежий воздух умыл его лицо. Антон вылез и прислушался. В этой части здания было тихо и никого не было. Да и кто мог здесь быть? Он закрыл люк и выбрался из-под обломков бетонной плиты. Достал счётчик Гейгера и вставил батарейки. На экране появились две горизонтальные полоски, а затем появились цифры – 18.05. Он повернулся вокруг своей оси, счётчик издал писк, и цифры сменились на 38.66.

Антон сделал шаг, и прибор показал 43. Это был уже опасный уровень. В этот момент где-то за стеной послышался треск. Антон не мог спутать этот треск ни с чем, даже будучи пьяным. Так трещали в костре дрова. Очень осторожно и тихо Антон направился к дверям, которые вели в центральную часть здания. То, что он увидел там, круто повернуло весь ход событий и заставило его моментально протрезветь.

Там сидели люди, устроившись вокруг костра. Может, это были военные – на них был камуфляж, старый, ношенный. Люди были в противогазах. Почему они здесь сидели, и что собирались делать, Антон не знал. Понял только, что они его увидели и в этот момент они схватились за автоматы и направили их на него. Сквозь респираторы было трудно разобрать то, что они говорят, и у Антона мелькнула только одна мысль: «Они меня нашли».

Один из них вплотную подошёл к Антону, направив ствол автомата ему в голову. Аккуратно снял такой же автомат с плеча Антона и повесил себе на шею. Тот продолжал стоять со счётчиком в руке. Человек в противогазе как-то оказался сзади и толкнул Антона вперёд, к костру. Сейчас он мог понять, что говорят эти люди.

– Ты откуда взялся такой красавчик? – бросил один.

– Он что, в этой церквушке живёт? – спросил другой.

– Священник, что ли? – предположил третий.

Эти люди очень быстро поняли, что Антон здесь где-то прячется. И ему пришлось показать место, откуда он попал в развалины его церкви. Какая-то его часть радовалась людям и надеялась, что это хорошие ребята. Но рациональный ум ему подсказывал: «Всё, Антон. Это конец». Когда они спустились внутрь и сняли противогазы, он смог их рассмотреть. Это были бородатые и беззубые мужики. Они не могли поверить своим глазам: огромный бункер с запасами провианта, воды и других необходимых вещей. А главное – алкоголь. Здесь его было море.

– А что, мужик, у тебя один такой бункер или ты ещё знаешь места? – спросил один бородач.

– Нет, других не знаю. Это мой бункер. Я его построил.

Больше им ничего не надо было. Антон понял, что его ждёт, когда они вдруг решили выйти снова наружу и одели противогазы. Его пустили вперёд. Он показал им, как обходиться с люком, и они вышли наружу. Там, у церкви на холме Антон какое-то мгновение верил, что они просто его выгонят. Но когда ему приказали бежать, он всё понял. В чистом поле негде укрыться, и пули быстро его настигли. По иронии, совсем рядом, где в бетоне под землёй покоились «отработавшие» строители. Хоронить его никто не собирался.

А ветер – холодный и такой же бездушный – шевелил его седую отросшую шевелюру.

Сентябрь, 2013

Если вам понравился или пригодился текст, вы всегда можете отблагодарить!

Пожертвовать мне на кофе 3USD:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *