"Новогоднее безумие". Отрывки. Глава четвёртая. 3.

| 1 |

3

Утро принесло новые надежды и позитивный настрой. Как и было обусловлено, в разведку пошли Михалыч и Нацик. На подготовку ушло несколько минут – ничего лишнего не брали. Коротко повторив задание, язвенник и бэттер были готовы идти в разведку. Михалыч собрал все свои патроны и разложил их по карманам так, чтобы они были максимально доступны. Его верное ружьё было на плече. Нацик взял свой автомат и два заряженных магазина к нему. В одном из кабинетов он нашёл вентилятор и отломал из его защитной сетки несколько прутиков. Он загнул их таким образом, чтобы они стали похожими на крючки. Со словами «С Богом!», они покинули площадку и через баррикады спустились на первый этаж, благо преодолеть их сверху было намного проще, чем снизу.

В утреннем свете трупы казались ещё более ужасающими. Теперь можно было разглядеть каждую рану и бледность их лиц на фоне луж подсохшей крови. Нацик отвернулся, Михалыч тоже не стал останавливать взгляд на изувеченных телах. Они пошли влево, к одиноко стоявшей серой «девятке». Дальше, за машиной, возле супермаркета валялось ещё одно тело. Никто не придал значение этому трупу и Нацик занялся взломом автомобиля. Михалыч же стоял «на страже» и оглядывал местность вокруг. Он не боялся, что хозяин машины заметит воров, пытающихся угнать его «девятку». Он искал взглядом заражённых, которые могли появиться в любой момент. Язвенник медленно осматривался, пытаясь уловить любое движение. Как ни странно, Нацик действовал не только умело, но и тихо. Со словами «Давно этим не занимался», он ловко крючком открыл дверь машины. Никакой сигнализации в ней не было и это помогло им оставаться незамеченными. Когда Нацик сел за руль и начал отвёрткой ковырять в приборной панели, Михалыч обратил внимание на труп возле супермаркета.

В том, что они приняли его за труп, не было ничего странного. Он не дышал и не шевелился, – в общем, не подавал никаких признаков жизни. Но и трупом он не был. Словно пробудившись от спячки, заражённый поднялся с асфальта и уставился голодными глазами на Михалыча. Изо рта у полуживого сочилась пена. Он не медля ни секунды двинулся на машину. Нацик уже заметил его и на всякий случай взял в руки автомат. Он хотел уже вылезать из машины, когда Михалыч вскинул ружьё и прицелился. Он выстрелил и разворотил живот пьянице. Только теперь язвенник кое-что заметил.

– О, мой бывший коллега. Мы с ним работали на стройке, – как-то отрешённо произнёс Михалыч.

– Ну, ты хотя бы с ним поздоровался, – заметил Нацик, сам не зная, с каких пор он с Михалычем на «ты».

– А о чём с ним здороваться? – равнодушно пожал плечами язвенник.

Нацик улыбнулся. Временами старик и вправду мог съязвить. В здании дома культуры возле окна, где не так давно пил водку Волошин собрались зрители. Они показывали Михалычу жест, который красноречиво говорил «давайте быстрее».

– Ну, что там? Скоро уже? А то сейчас набегут сюда эти… – спросил Михалыч.

– Почти всё. А теперь – главное, чтобы в этом «Мерседесе» было хоть пару литров бензина.

Нацик тщетно пытался завести двигатель. После шести попыток тот, наконец, затарахтел. Михалыч занял место возле водителя и начал лихорадочно натягивать ремень безопасности. Ружьё своё он поставил между ног стволом вниз, а дверь так и не захлопнул. В это время со стороны супермаркета появилось несколько заражённых. Нацик прикинул, что если они будут бежать, машина не успеет прогреться и они не смогут поехать.

– Не пристёгивайся, Михалыч. К нам уже бегут.

Язвенник пробубнил в рацию: «У нас гости». Нацик вышел из машины и короткими очередями уложил двоих, которые выбежали из-за угла супермаркета. Ему определённо нравился его «калаш» – он был пристрелян и безотказен. Михалыч выстрелил, когда из-за дома культуры выбежал ещё один пьяный. Машина работала на холостом ходу. Ещё хотя бы пять минут!

На выстрелы, казалось, выбежали все заражённые, которые находились поблизости. Вот уже открылось окно на втором этаже дома культуры, и Волошин стал помогать Нацику и Михалычу. Как раз вовремя, потому что язвенник терял время на перезарядку ружья. Когда машина прогрелась почти что как следует, Нацик показал большой палец Волошину и сел за руль.

– Двери не забудь захлопнуть! – проговорил он Михалычу, когда тот уже уселся на сиденье.

Серая «девятка» рванула с места, заставив качнуться язвенника. Он ухватился за поручень над дверцей и крепче сжал в руках ружьё. В тот момент он закрыл глаза. А Нацик уже выруливал на проспект Ленина, где прямо по дороге бежали окровавленные полуживые. Нажимая на педаль газа, Нацик пытался как можно быстрее объезжать эти ходячие трупы. Он с трудом лавировал между бегущими на встречу заражёнными, и нескольких всё-таки задел. Михалыч молился. Все его ночные кошмары оживали, заставляя сердце учащённо биться. Он мчался в автомобиле и сбивал пешеходов, правда, за рулём находился не он. Тот, кто сидел рядом, отлично водил машину. И будь за рулём какой-нибудь менее опытный водитель, несомненно, произошла бы авария. По ужасному асфальтному покрытию и мокрому снегу их «девятка» мчалась по направлению к улице Героев Сталинграда, которая переходила в автомобильную трассу М-04. Их трясло и Михалыч скорее всего ударился бы головой о потолок, если бы не был пристёгнут. На повороте машину занесло настолько, что Михалыч не выдержал и закричал сквозь визг тормозов:

– Потише! Меня сейчас снова приступ…

Нацик мельком глянул на язвенника и вырулил машину. Сейчас он вспоминал, как раньше «лихачил» на подобных тачках. Это, конечно не в компьютерные игры дома играть. Это всё реально и очень круто. Это такой выброс адреналина, с которым не сравнится даже связь с женщиной. Он направил «девятку» к мосту, который пересекал железнодорожные пути. И, как водится, самое интересное их ожидало за мостом, а вернее, почти возле въезда в город со стороны Днепропетровска. Там были люди.

* * *

После того, как Нацик умчал серую «девятку» в сторону Днепропетровска, дом культуры «Светлопольский» был атакован. Михалыч с Нациком не могли даже представить, какое осиное гнездо они разворошили. Заражённые пошли со всех сторон. Периодически нападая друг на друга, они шли и бежали к дому культуры. Там, из окна на втором этаже велась стрельба, которая, безусловно, и привлекала полуживых. Нарколог и ППС-ник не знали, как лучше поступить: прекратить стрелять или не допустить заражённых ко входу в здание.

– Подожди! – остановил Волошина Женя.

Тот прекратил огонь и сплюнул вниз. Оглянулся и увидел нарколога, стоящего с «Сайгой» в руках. За ним с тревожным лицом стояла Саша.

– Я думаю, нужно остановиться. Чем больше ты стреляешь, тем больше их появляется. По-моему, они идут сюда на звуки выстрелов. Давай подождём пока.

Волошин снова повернулся к окну и стал наблюдать за пьяными. Женя присоединился к нему, а Саша так и осталась стоять посреди комнаты. Там, перед входом в ДК ходили полуживые. Когда выстрелы прекратились, они и вправду потеряли ориентир и теперь не стремились ко входу. Вместо этого, пьяные стали нападать друг на друга, стараясь укусить. Но некоторые из них, которые были укушены, не стремились нападать на себе подобных. Это навело нарколога на мысль о том, что укушенные отличаются от тех, кто подхватил вирус другим путём. Эти были такие же агрессивные, как и те, кто их заразил. Но они не стремились нападать на заражённых. То есть, они могли определять, кто есть кто.

– Заметил? Те, кого укусили, не нападают на «своих», – проговорил Женя.

– Ага. Но на них нападают те, которых не кусали. Смотри, несколько тварей зашли внутрь. Ты на левое крыло, я – на правое. Быстро!

Они выбежали из комнаты и разделились. Нарколог побежал к лестнице в левом крыле здания, ППС-ник – к лестнице в правом. Пролёты были забаррикадированы, и их было тяжело преодолеть. Тем не менее, «тяжело» не означает «невозможно», поэтому задача состояла в том, чтобы не пропустить никого наверх, где выжившие окажутся в западне. Никто не сомневался, что когда зомби зайдут в ДК, они рано или поздно найдут то, что ищут. Никто не знал, что они найдут это так быстро. В то время, когда Женя увидел внизу в самом начале лестничного пролёта одного из заражённых, рация у Волошина затрещала и Михалыч рявкнул: «Возвращаемся».

«Сайга» била очень точно и рвала плоть заражённых на куски. Первый полуживой упал, когда его голова осталась висеть на тонкой полоске кожи после выстрела дробовиком. Второй не заставил себя долго ждать и появился вслед за первым. Ему нарколог снёс полголовы. С другой стороны здания прогремел одиночный выстрел из АК, – там Волошин уложил ещё одного. Женя отошёл от баррикад и стал напротив коридора в другое крыло.

– У тебя всё? – крикнул он Волошину.

– Вроде бы.

– Саша, больше никто не заходил в здание?

– Не знаю, я боюсь смотреть на улицу! – крикнула Саша.

– Наши передали, что возвращаются.

– Больше ничего не говорили?

– Нет.

– Что делаем?

– Остаёмся на своих местах.

– Саша, пожалуйста, смотри на улицу и говори нам, что происходит, – крикнул ей Женя.

– Я боюсь!

– Закрой окно!

На некоторое время воцарилась тишина. Нарколог наблюдал за своим крылом, ППС-ник – за своим. Саша смогла закрыть окно и краешком глаза выглянуть на улицу.

– Их нет! – крикнула она.

– Никого на улице нет? – спросил Волошин.

– Никого!

Это могло означать, что заражённые либо ушли, либо они в здании. Как оказалось, они были внутри.

Скачать всю книгу в формате PDF
Скачать всю книгу в формате FB2
Обращаю Ваше внимание на то, что скачать можно отредактированную версию. На сайте же выложен черновой вариант

1 комментарий

  1. паша says:
    26.11.2013 в 18:37

    ))))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *