"Новогоднее безумие". Отрывки. Глава четвёртая. 6.

| 1 |

6

Когда он проснулся, над ним кольцом стояли Женя, Саша, Нацик и Михалыч. Они с любопытством разглядывали его, пытаясь понять: превратился он, или нет. И когда Волошин от испуга вздрогнул, их также передёрнуло. В образовавшейся паузе никто не посмел нарушать молчание. Четыре трубочки смотрели на него в упор: одна небольшого диаметра, вторая чуть шире, и ещё две соединённые между собой - совсем огромные. Волошин не сразу понял, что это стволы, направленные на него. Единственным человеком, у кого не было оружия, была Саша. Но она поспешила спрятаться за плечом своего друга.

– Э-э-э. Тише-тише, я в порядке – сумел чуть ли не шёпотом произнести Волошин.

Язык его прилипал к нёбу, а во рту было сухо. Но он действительно был в порядке.

– Раз он может говорить, значит, я оказался прав, – торжественно сказал Михалыч и убрал своё ружьё.

После него стволы убрали Нацик и Женя, вздохнув с облегчением.

– Вы хоть бы подумали, прежде чем нацеливать на меня ружьё! Сами бы поранились, я ж под стенкой сидел! – выругался Волошин, поднимаясь со стула.

После пробуждения ППС-ника было решено пообедать, а заодно и обговорить планы. Все собрались за столом и принялись готовить себе бутерброды и есть консервы. Как оказалось, еды им хватит надолго, но такой ли еды они хотели?

– Я бы не отказался от трёх порций шаурмы, если честно, - признался Волошин.

Саша брезгливо скривилась и сказала:

– Я уж лучше большую пиццу съела бы.

– Эх, я так и не покушал нормально за столом с ребятами… - сожалел Нацик. – Но я, правда, люблю шашлык и сейчас бы с удовольствием шампур-второй приговорил бы!

– Везёт вам, - обозвался Михалыч. – Мне вот ничего нельзя из-за желудка. А хотелось бы сейчас курочки жареной да с пюрешечкой, и стаканчик-другой опрокинуть.

– Ну, стаканчик можете и опрокинуть, - вставил Волошин. – У меня там, в комнате осталось немного. Вроде бы не влияет водка на…

– …на превращение, - закончил Женя. – К счастью, мы в этом убедились. Но я бы Вам, Михалыч, не советовал водку употреблять.

– Понятное дело. Между прочим, выбор у меня невелик: сдохнуть либо от сердечного приступа, либо от язвы. Или того хуже: загрызут эти самые…

Тем не менее, он намазал себе хлеб майонезом и положил на него два кольца сырокопчёной колбасы, увенчав это всё листом петрушки. Незатейливый обед продолжался.

– Итак, на повестке дня два вопроса, - между делом сообщил нарколог. – Первый: теперь нам стало ясно, что алкоголь (по крайней мере, водка) не есть причина превращения человека. Второй вопрос: есть ли у кого-нибудь дополнительные соображения по поводу прорыва имени Волошина?

– Я всё же думаю, что лес тоже оцеплён, – произнёс Михалыч. – По крайней мере, он патрулируется. Нужно идти ночью.

– А если они с собаками? – предположил Нацик.

Саша откусила бутерброд, но жевать не стала. Бросила взгляд на Женю.

– Это совсем плохо. Значит, разведгруппа должна пройти в самый лес, а потом вызывать остальных, - пояснил Женя.

– Думаешь, рация так далеко захватит? – спросил Михалыч, указывая куском хлеба на рацию, которая лежала на кресле под стенкой за Волошиным.

– Захватит, не переживайте, - спокойно отреагировал ППС-ник, запивая острый салат газировкой.

– Итак, - подытожил Женя. – Мы снаряжаем в разведку двоих. Кто знает лес?

– Я знаю, - ответил Михалыч. – Но я в разведку не пойду.

Женя одобрительно кивнул.

– Я приблизительно смогу сориентироваться, - сказал Волошин. – Правда, в ночное время это будет сложно.

Больше никто не знал тропы в лесу, поэтому решено было отправлять Волошина и Нацика. На протесты последнего и заверения в том, что он не видит в темноте, был представлен аргумент, что Саша – женщина, а Женя – единственный из оставшихся умеет водить – днём и ночью. Видите ли, некоторые решили, что подстраховать разведчиков можно на машине, оперативно выехав «на подмогу».

В конце концов, план был утверждён и назначено время: в 16:00 группа должна была выходить. К тому времени, как она доберётся до железной дороги, будет темно. После сытного обеда компания заняла свои места на креслах и развлекала себя светской беседой.

– А я вот мечтаю о детях, - задумчиво произнесла Саша.

Это вызвало милые такие улыбки у остальных. После некоторой паузы Нацик сухо произнёс:

– Я бы на твоём месте о правнуках мечтал, а то с нашей экологией не знаешь, сколько ещё проживёшь.

Михалыч тяжело вздохнул. Очень глубокая мысль, она ему понравилась. Нацик, ощущая за собой какую-то вину перед Сашей, решил внести в беседу немного юмора:

– Помню, на стройке у нас был случай интересный. Приходит к нам, значит в бригаду каменщик…

– Извини, что перебиваю, – зарделась Саша. – Каменщик – он изделия из камней делает?

– Нет, - улыбнулся Нацик. – Это тот, который кирпич кладёт, ну и камни тоже. Так вот: приходит он такой весь важный, высокий, с обветренным лицом. Говорит: «Куда мне становиться?». Ну, мы ему, мол, углы класть умеешь? А он такой: «Нет». Тогда становись, «забутовуй» кладку. Короче, он ни черта не соображал в кладке кирпича. Мы с него посмеялись немного, а он вдруг бросает свой инструмент, выпрямляется и говорит: «Я тридцать лет в море ходил!». Представляете, решил похвастаться, что ли. И такой говорит: «Я на каменщика не учился, рассказывайте, что мне делать»…

Нацик улыбался.

– А что, кирпич класть где-то учат? – вдруг спросила Саша.

Улыбка стёрлась с лица Нацика. Ему когда-то уже задавали подобный вопрос. Тогда он лишь отшутился. Теперь это, казалось, задело его за живое. Поэтому он ответил:

– А что, на библиотекарей тоже где-то учат?

Улыбнулся Михалыч. Он-то знал, что к чему, ведь сам когда-то учился в ПТУ. Шутку Нацика оценил. Саша вопросительно смотрела на Нацика. Она действительно была удивлена таким вопросом Нацика.

– Конечно же, учат. Для этого нужно высшее образование, – несмело произнесла она.

– А я думал, чего там знать-то? Изучил, где какая книга лежит, и ходи, приноси «ботанам» или ставь на место.

Саша покраснела. Будучи воспитанной в интеллигентной семье, она тяжело находила общий язык с современной молодёжью. Видимо поэтому она не могла найти себе подходящую пару. Нацик не хотел её обижать и объяснил:

– Саша, есть множество профессий, которым учат в ПТУ. Расшифровывается это как…

– Я знаю, как это расшифровывается, – перебила его Саша.

– Это хорошо. Дело в том, что такие заведения, если ты не знала, служат для того, чтобы готовить специалистов рабочих профессий. И каменщик – одна из них. Если ты, человек с высшим образованием, сможешь мне сказать, что такое «отвес», «уровень», «кельма», «тычок и ложок» и для чего это нужно, то ты не зря стала библиотекарем. Если не можешь, тогда поинтересуйся об этом в специализированной литературе. Я, конечно, не учился в ПТУ, но работая на стройке, научился многому. Поверь мне. И это довольно тяжёлая работа, требующая определённых знаний.

– Думаю, она тебя поняла, – вступился за Сашу нарколог.

За разговорами время пролетело быстро. Уже без пятнадцати пять Волошин и Нацик начали собираться. Был тщательно проверен боекомплект – патроны распределены, автоматы почищены. Ничего лишнего брать не решились – только самое нужное, а любимая бита Нацика была тщательно закреплена на его рюкзаке. Рации проверили и, обнявшись перед походом, выступили.

Если вам понравился или пригодился текст, вы всегда можете отблагодарить!

Пожертвовать мне на кофе 3USD:

Скачать всю книгу в формате PDF
Скачать всю книгу в формате FB2
Обращаю Ваше внимание на то, что скачать можно отредактированную версию. На сайте же выложен черновой вариант

1 комментарий

  1. паша says:
    29.12.2013 в 19:11

    )))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *