Бессмертная башня у разрушенного храма. 5.

| 0 |

5

Дни сменялись ночами, остатки племени шли на юг. Воздух в этой стороне был заметно влажнее, чем в Каменной Пустыни. Казалось, здесь всегда было тепло и уютно, и только там, на сервере, откуда они пришли, многие и многие десятилетия едва теплилась жизнь. Может, оно так и было. Может, солнце здесь было всегда, пока народ Макара выживал в бесплодных враждебных человеку землях. Если это так, то почему никому никогда не приходило в голову идти на юг? Нет, всё-таки не могло так быть – здесь была такая же пустыня, разве что руин каменных домов Предков здесь не было.

Через неделю пути племя атаковали снова. На этот раз выжить удалось только Макару, Велесу и Богдану. Потеряв своё племя, Макар совсем сник. Его больше не интересовал чудесный Юг, Светило идти вперёд не манило, и пока его воины зализывали раны, он днями проводил время в одиночестве в тени дуба. Думал он о многом: о судьбе, о будущем и о том, что будет делать, когда придёт на юг. Почему-то ему казалось, что там он будет чужой и никому ненужный. Даже если уцелеют его братья Велес и Богдан.

Макар неистово молился, обращая свой взор к солнцу, которое всё чаще появлялось из-за туч. Он просил Светило подсказать ему, что делать дальше – идти назад или вперёд. Он понимал, что назад дороги нет, что бессмысленно возвращаться туда, где его никто не ждёт – некому ждать. И это означало бы предательство. Перед теми, кто сложил свои головы по дороге на юг. Перед всем племенем. Ещё Макар чувствовал, что покажи он хоть немного свои сомнения, Велес с Богданом его убьют не задумываясь. Но это его не тревожило.

Они провели на одном месте больше недели, пока не набрались сил и не затянулись их раны. Макар к тому времени пришёл в себя и однажды вечером сидя у костра заговорил впервые за несколько дней:

– Братья мои. Остались только мы из всего племени. Нужно ли мне говорить, что мы просто обязаны дойти туда, куда вело нас Светило? В память о наших людях, прах которых пылью гуляет в здешней степи. И когда мы дойдём, мы взрастим новое племя, взявши себе в жёны столько девиц, сколько позволит наша мужская сила. Но чтобы туда дойти, мы больше не будем в открытую бродить по полям и лесам. Мы будем делать только ночные переходы, внимательно наблюдая за врагом. Мы будем избегать встреч с противником везде, где это будет возможно. Если же вступим в бой, так примем его со всей отверженностью. И погибнем, как воины.

Сказав это, Макар вытащил из-за пазухи свёрток. Он до сих пор сохранил краски и следы угля. Развернув его, он явил братьям то самое знамя, с которым пришёл к ним когда-то в племя. Красное знамя с нарисованным углём символом Солнцеворота. Ни Богдан, ни Велес не сказали ни слова, лишь склонили головы в знак уважения и покорности. Когда Макар убрал знамя назад, Велес поднял глаза и сказал:

– Мы верим тебе, владыка. И мы с тобою до конца. Во имя Светила, во имя наших семей и братьев. И мы найдём то, что ищем.

– Ты прав, мы должны быть осторожными и не пересекаться с постами и разъездами железных людей, – заговорил Богдан. – Сейчас мы в меньшинстве, пускай они даже слабее нас. Пока мои глаза всё так же хороши в ночи, мы пройдём где угодно и обойдём любой отряд. Веди нас, владыка.

Этой же ночью они отправились в путь, собрав остатки провизии и воды. Через поля, заросшие травой в половину людского роста, они шли пригнувшись. В лесу они ступали так аккуратно, что не слышали даже друг друга. Спешить им было не куда, но и задерживаться на одном месте было опасно. Лес был наполнен неведомыми звуками – то ли птицы, то ли животные ночью не спали. Прислушиваясь к каждому такому звуку, братья ощущали неведомый доселе страх. Страх перед неизведанным.

Той же ночью они встретили первый пост «жуков». В глубине леса, на поляне вокруг догорающего костра лежали закованные в панцири солдаты. Недалеко паслась стреноженная лошадь. А вот дозорных не было видно. Приблизившись на безопасное расстояние, они всё-таки увидели одного дозорного, который полулёжа под деревом мирно сопел, обронив рядом с собой тревожный рог. Велес шепнул Макару, что, мол, их можно всех перерезать. Но Макар лишь покачал головой, и они пошли в обход лагеря.

Таких постов за неделю они миновали три, в каждом из которых было не меньше дюжины пеших и конных железных людей, и все они были в лесу. И каждый раз им удавалось проскочить незамеченными, за что Макар воздавал хвалу Светилу. Спали они днём и тоже в лесу, дежуря по очереди. Они шли вперёд, лишь изредка переговариваясь и с каждым переходом ощущали, что ночи становятся заметно теплее, а уж днём и вовсе становилось жарко под лучами теперь почти не скрывающегося Светила. Юг ощущался во всём: и в обилии живности, и в запахах, и в море зелени. На вторую неделю пути они увидели далеко впереди холмы, которые переходили в сказочные, не виданные доселе горы. И в первый раз в своей жизни они увидели широкую полноводную реку.

– Мы почти пришли, – улыбнулся Макар и они сделали привал.

И в тот день они повстречали его – чужого из южных земель.

Поделитесь этим материалом в социальной сети:

, ,
Проза
Типы записей:
  • - обычная
  • - изображение
  • - цитата
  • - статус
  • - ссылка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *