"Война в Крестовом мире". Отрывки. Царь орков

| 0 |

Фэнтази-роман "Война в Крестовом мире" только в задумках, но есть несколько зарисовок. Так сказать, черновиков. Предлагаю почитать отрывок из главы "Царь орков".

В лагере орков было спокойно, будто они не воевать собирались, а просто разбили шатры на нейтральных землях к югу от королевства чуоморов, где начиналась Великая Пустыня. Это был стан Шхака Анноллака, орчьего царя. Как и водится, в центре лагеря стоял куполообразный походный шатёр с дыркой наверху, который принадлежал божеству Цан-Аману. Здесь приносились жертвоприношения. Орки задабривали своего свирепого бога-змея, чтобы иметь успех в грядущей кампании. Для этого, помимо пленных лазутчиков-людей, в жертву с особой жестокостью приносили провинившихся орков. Считалось, что именно казнь прогневивших Цан-Амана последователей этой веры склоняет божество на сторону проводивших терзание.

Сам Шхак Анноллак расположился с юга от передвижного храма в пышном по орчьим меркам шатре. Перед временным жилищем орка были воткнуты три длинных пики с насаженными на них людскими головами. На палящем солнце они быстро высохли и стали похожи на сморщенные яблоки. Сама палатка была сшита чёрными и серыми тканями, что символизировало цвета Цан-Амана и Анноллака. Остроконечный купол венчал покоящийся без ветра хвостатый стяг предводителя орков, на котором были изображены белые скрещённые орчьи сабли-саифы на сером фоне.

Внутри сидел Шхак Анноллак на каком-то подобии трона, сбитого из разных походных кресел человеческих вождей. В стёганном камзоле, который был на него явно маловат, Анноллак выглядел почти как человек, но некоторые черты лица выдавали в нём животную примесь. Густые длинные каштановые волосы гривой обрамляли зеленоватого оттенка лицо орка, низкий лоб, массивные надбровные дуги и мелкие чёрные глаза говорили об обезьяньей крови. Широкий нос был немного темнее его смуглой кожи, на массивной клыкастой челюсти произрастала реденька бородка, заплетённая на конце в косичку.

Царь орков жевал мясо и запивал его чем-то густым и красным, явно содержащим людскую кровь. Орудуя ногой, он то и дело подносил себе ко рту виноград, который очень любил. Его безмятежную трапезу прервал орк-полководец Мрак Ирогхак. Он буквально ворвался в шатёр царя, пылая гневом и скалясь своими жёлтыми клыками. В руках у него был грозный пернач северных людей, так хорошо сидевший в руке орков.

– Твои псы забрали мою добычу, Шхак!

Кость выпала из руки царя, глаза моментально налились кровью – белки вокруг огромных чёрных зрачков стали такими же тёмными. Взмах руки – и наглый полководец, согнувшись пополам вылетел через вход спиной вперёд. Элита орков обладала зачатками примитивной магии, которая меж тем требовала определённых усилий и быстрее, чем у колдунов исчерпывала энергию тех, кто к ней прибегал. Шхак был на пике своих сил и ему ничего не стоило вышвырнуть зарвавшегося военачальника из своего шатра одним лишь взмахом руки. Тем не менее, он поспешил наружу, чтобы добить Ирогхака, ведь тот также мог привлечь магические способности, пока в нём ещё оставался его дух.

– Ты жалкая тварь! Как ты посмел врываться ко мне? – рыкнул Шхак, выбегая наружу.

Не успел полководец подняться, как царь размозжил ему голову его же перначом. Стража, не успевшая ничего сделать, вернулась ко входу в палатку, держа в руках длинные копья. Предводитель орков стоял над телом поверженного дерзкого военачальника, всё ещё сжимая орудие убийства, когда к нему подошли, низко поклонившись, капитаны Ирогхака.

– Позволь обратиться, Великий царь! – не понимая глаз спросил один из них.

– Говори.

– Жадный и коварный Ирогхак теперь мёртв, и мы хотим служить тебе.

То, что капитаны орка-полководца так быстро переметнулись к другому военачальнику, объяснялось очень легко. Во-первых, в противном случае их бы казнили как предателей или бунтарей. Во-вторых, не в орчьих правилах было оставаться верными до конца. Воины так же легко присягали другому командиру, как и нарушали любое другое своё слово. Впитав с молоком матери самые грязные повадки обезьян, орки не знали таких добродетелей, как честь, долг или верность.

– О чём говорил этот червяк? – спросил у них Анноллак, имея в виду их бывшего хозяина.

– Твои орки увели добычу Ирогхака, десять человеков рабов и одного лесного эльфа.

Поделитесь этим материалом в социальной сети:

, , ,
Проза
Типы записей:
  • - обычная
  • - изображение
  • - цитата
  • - статус
  • - ссылка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *