Бессмертная башня у разрушенного храма. 8.

| 0 |

8

Сон у Богдана был очень беспокойным: ему снились злые чёрные клыкастые волки – такие, какими он себе их представлял, видевши настоящего волка всего единожды. Эти волки кружили стаей вокруг их отряда, а они лишь могли отпугивать их факелами. Но дух опасности витал в воздухе и ещё пахло кровью. Обнажив мечи, они всё ждали, когда волки нападут. А те лишь рычали на них и сверкали своими жёлтыми глазами.

Он проснулся, когда в пещере был полумрак, а караулил рейтар. Бросив недоверчивый взгляд на него, Богдан поднялся и удостоверился, что его меч на месте. А как иначе? Если бы рейтар хотел их убить, он бы перерезал им, спящим, глотки, а не отнимал бы у них оружие. Велес и Макар спали, о чём свидетельствовал довольно громкий храп первого и открытый широко рот второго. Богдан не сомневался, что сейчас изо рта у Макара тянется струйка слюны – так сладко он спал. Это заставило улыбнуться молодого разведчика.

Желая справить большую нужду, Богдан пробрался почти на ощупь в конец пещеры и присел. Через несколько минут он возвратился.

– Там, в конце пещеры мне в задницу дуло. Чтобы это могло означать? – спросил он у рейтара.

Тот промолчал, подумав, что это неудачная шутка.

– Что, что? Сквозняк, – зевая ответил Макар.

– Как? – переспросил рейтар.

– Ну, сквозняк. Когда ветер дует в щели друг против друга. В общем, не знаю, как тебе объяснить.

И тут Макар понял: рейтар спрашивал не значение этого слова – значение он прекрасно знал – он удивился, что в пещере на склоне каменного карьера может быть сквозняк. А если напротив входа где-то в глубине есть щель, то там может находиться выход?

– Как тут может сквозить? – спросил Богдан.

Макар посмотрел на рейтара. Тот встал и в растерянности стал говорить:

– Этой каменоломней не пользоваться, она стала не нужен. Камень возить через шахту, она ведёт в Город. А шахта была завалена, я это знаю точно!

– Значит, не совсем завалена. Или есть ещё какой-то ход, – сказал Макар. – Нам нужно сделать факелы и проверить, что там в конце пещеры.

Соорудив кое-как из обломков старых досок и какого-то тряпья факелы, они зажгли их и двинулись к тупику пещеры, где недавно мостился Богдан. Там был завал из крупных камней, но среди них была щель, в которую мог пролезть человек. Макар поднёс светоч к этой щели и огонь встрепенулся. Глянув на остальных, он просунул руку в щель, но там были только камни и пылинки кружили в воздухе. Проход извивался и трудно было сказать, куда он ведёт.

– Кто у нас самый смелый? – спросил Макар.

Велес откликнулся:

– Все знают, что это я. Только думаю, Владыка, это плохая затея.

– Мы обмотаем тебя верёвкой и в случае чего – потянем назад, – заверил его Макар.

Богдан достал верёвку, и они обмотали нею Велеса. Затем тот взял факел и начал погружаться в проход ползком. Пыхтя и чертыхаясь, он продвигался вглубь завала.

– А здесь действительно сквозняк, – услышали они.

Скоро верёвка закончилась, и Макар крикнул Велесу, чтобы он возвращался, но ответом ему была тишина. Хотя, судя по всему, Велес всё ещё двигался вперёд. Замерев на месте, воины ожидали развязки, когда конец верёвки скользнул в проход. Макар несколько раз позвал Велеса и уже собирался лезть за ним, когда они услышали отдалённый возглас:

– Я на месте. Здесь действительно шахта.

Один за другим они погрузились в лаз и, освещая себе пространство факелами, продвигались к источнику сквозящего ветерка. Сам проход являл собой извилистый лаз среди каменных нагромождений и в некоторых местах можно было поднять голову, стоя на коленях. Неизвестно, пользовался ли кто-нибудь этим ходом, чтобы попасть в шахту, или из неё, но страх быть заваленным огромными глыбами стал бы на пути у каждого.

Оказавшись в шахте, Макар увидел, насколько она широкая – здесь в ряд могли пройти не меньше шести человек. И потолки были довольно высокими – в два человеческих роста.

– Кто строил эту шахту? – спросил изумлённый Богдан.

– Тот, кто сделал карьер, каменоломню, – ответил рейтар. – Предки, давние.

– Она ведёт в сам Город?

– Она ведёт в сам старый замок. Его так и строить из этого камня.

Отряд ступил вперёд, куда вела шахта. В некоторых местах её свод накренился и оттуда иногда падали камешки – опасное для прогулок место. Шахта покато поднималась вверх и налево и просматривалась очень хорошо, насколько хватало света факелов. Чем больше они приближались к выходу, тем больше ощущался поток свежего воздуха. Когда впереди явно был замечен тупик, они затушили светочи и отправили Богдана узнать, во что упирается конец шахты.

– Там большие тяжёлые двери, Владыка. Я даже не ведаю, сможем ли мы их открыть, приложив все наши силы, – объявил Богдан, вернувшись.

Всё же, когда глаза окончательно привыкли к темноте, они чётко увидели полоски слабого света между створками дверей и под ними. А значит, попытаться стоит. Удостоверившись, что снаружи тишина, они, переговариваясь шёпотом, налегли на одну из створок. Та скрипела, с неё сыпалась пыль, но не поддавалась. Тогда они стали её раскачивать. По всей видимости, толщина этой двери была с кулак и вес её был гигантский.

Когда в очередной раз все дружно надавили, она, наконец, поддалась и с ужасно громким скрипом начала отходить вперёд. Отодвинув её ровно настолько, чтобы можно было протиснуться одному человеку, они по очереди, обнажив мечи, вышли во двор замка.

Они были в ночном Городе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *