Пропавший километровый столбик

| 0 |
фото: train-photo.ru

1

По трассе У-12 Сергей Харченко ездил в основном в сторону областного центра из своего городка. Происходило это изредка, впрочем, отрезок от Усовска до Елисаветовска он знал очень хорошо. Но работа требовала новых командировок, и свой первый рейс за пределы Елисаветовска Сергей проложил глубокой осенью. Впервые он оказался по ту сторону областного центра рано утром, когда едва начало светать. Туман, окутавший окрестности, был плохим попутчиком, но Сергей рассчитал время, и в Марьин Яр он должен был прибыть ровно в девять утра.

Колёса наматывали километры паршивой дороги – в этих краях толщина асфальта ничем не отличалась от толщины сливочного масла на хлебе его бутербродов, лежавших на заднем сиденье в контейнере. Ямы, камни и прочие прелести, встречались и по ту сторону Елисаветовска, но качество дороги там всё-таки было лучше. Сергей сжал губы: чем дальше в степь, тем хуже дороги, - подумалось ему. Монотонность пути не разбавляло даже включённое радио. Голос ведущего казался каким-то сонным, что ли. В общем, на такой дороге можно запросто уснуть. Но Сергей не мог позволить себе вот так глупо разбиться на дороге, - его ждали дела.

От скуки он начал считать километровые столбики и сверяться с показаниями спидометра, правда, это ему быстро надоело. Приближаясь к развилке, которая ответвлялась к посёлку Рогатино, Харченко почувствовал что, что-то не так. Так бывает, когда ты не придал значения какой-то мелочи, но она запечатлелась в твоём подсознании. Ломая голову над тем, что было не так, он проделал остаток пути. Приехав даже на десять минут раньше срока, Сергей был доволен – он ещё успеет насладиться местным кофе. Возле центрального рынка он зашёл в кафе и заказал себе американо. Девушка молча, с кислой миной выполнила его заказ и потребовала сразу же расплатиться. Этим Сергея не удивишь: даже в его родном городе встречались такие злачные места, где обслуживание было на чрезвычайно низком уровне.

Справившись с делами, Харченко не стал задерживаться в городке, больше похожем на большое село, и поехал обратно. Чего оставаться, если всего через день ему снова придётся сюда ехать? Этот городишко ещё успеет надоесть, пока Харченко будет вынужден «мотаться» сюда. Оказавшись на трассе, к Сергею снова вернулось то самое чувство. Что-то не так. Но что? Вокруг бескрайняя степь, изредка разрезаемая лесополосами. Пейзаж, в общем, скучный. И снова он обратил внимание на километровые столбики. 660-й, 661-й… И вдруг он понял, что было не так. Он по дороге в Марьи Яр не видел столбика со значением 666. Нельзя было сказать, что Харченко слыл верующим человеком, но определённые суеверия составляли часть его жизни. И тут это мистическое число. Вернее, отсутствие этого числа на километровых столбиках…

Чтобы удостовериться в том, что этого километрового столбика нет на трассе, Сергей даже сбросил скорость до 70 км/час. Вот проплыл мимо 665-й километр и… Следующим был уже 667-й. Спидометр показал, что между этими столбиками было ровно 2 километра. Значит, 666-й столбик просто отсутствовал. Улыбнувшись, сам не зная от чего, Сергей прибавил скорость.

2

Через один день Харченко снова ехал в Марьин Яр. Разрезая утренний туман на своей любимой «Нубире», он явно скучал. Ради спортивного интереса он снова начал наблюдать за столбиками. И каково же было его удивление, когда он увидел 666-й столбик! Он стоял там, казалось, несколько лет. Даже покосился немного. Остановиться времени не было, и Сергей решил разобраться с этим на обратном пути. В принципе, его такие «чудеса» не сильно удивляли – ну, выкорчевал кто-то столбик, а дорожная служба нашла его и установила обратно. Вполне нормальное объяснение. И всё-таки проверить стоило.

В тот день ему пришлось не просто задержаться в Марьином Яру, а пробыть там весь день. Осенняя серость навеивала влажным прохладным ветерком тоску, набивала голову всякими нехорошими мыслями. Кто-то говорил ему когда-то: «Главное, перед зимой не впасть в апатию. Потому что зимой это будет затяжная депрессия». Отсутствие солнца ещё более осложняло положение Сергея, но он старался не унывать. Пускай даже этот напыщенный говнюк-чиновник и заставил себя ждать целый день, но, в конце концов, Харченко всего лишь делал свою работу. И по большому счёту она ему нравилась. Общение давалось ему очень легко. Даже с такими «тугими» и дремучими людьми.

Закончив с работой, Сергей сел за руль. Было без десяти минут шесть, и на улице стояла темень. В Марьином Яру уличному освещению не уделялось столько внимания, как например, в Усовске, но ситуация в скором будущем должна была измениться. И всё благодаря ему, Сергею Харченко. Миновав центральную улицу, он попрощался с последними уличными фонарями и вскоре выехал на трассу У-12.

Радиоприёмник не смог поймать ни одной волны, что сильно разочаровало Сергея. Он полез во внутренний карман своей куртки, не отрывая левую руку от руля и не отводя глаз от дороги. Там покоилась его старенькая «флешка», на которой по идее должна была остаться музыка – несколько папок с файлами. Выудив её из кармана, Сергей вставил флешку в магнитолу и принялся щёлкать кнопкой, пытаясь найти нужную папку.

Он был довольно педантичным человеком, и на его флешке, как и на компьютере, вся музыка была скрупулёзно разложена по определённым папкам. Сейчас он щёлкал кнопку на магнитоле, чтобы найти что-нибудь весёленькое. Удостоверившись, что на индикаторе магнитолы отобразилась папка “Other”, он нажал кнопку “Play”, ожидая услышать композицию Barbara Streisand. Но вместо неё почему-то заиграла совсем невесёлая песня в исполнении группы Apocalyptica, уже с первых звуков усеяв его спину «мурашками». Без сомнения, это был какой-то сбой, ведь песня “Hope Vol.1” находилась совершенно в другой папке. Но Харченко стало не по себе, и он даже сбавил скорость. Пытаясь совладать с собой, он нажал на кнопку перехода на следующую композицию.

И тут в динамиках начала пульсировать ещё одна композиция, которую он вряд ли бы включил ночью, находясь в машине один. Ничего особенного, классика. Но какая?! «В пещере горного короля» - вот как этот файл был подписан на его флешке. Сергей дрожащей рукой выключил магнитолу и сделал глубокий вдох, пытаясь сбавить темп бьющегося в груди сердца. Какая-то необъяснимая жуть захлестнула его. Пальцы на ногах в миг похолодели. Мимолётом взглянув на проплывший мимо него километровый столбик, он успел рассмотреть цифры 665.

По мере того, как он приближался к столбику, который появился сегодня утром, Сергея одолевал всё больший ужас. Он не мог понять, чего он боится, и почему его организм так реагирует без каких-либо на то причин. И вскоре он увидел пресловутый столбик. Тот стоял на своём месте и всё так же был немного наклонён. Сбросив скорость, Харченко съехал на обочину и остановился прямо перед столбиком, освещая его фарами. Когда он вышел из машины, чтобы как следует рассмотреть указатель, его сердце забилось ещё быстрее, а по спине пробежался холодок. Он никак не ожидал увидеть то, что увидел. Перед столбиком стояли чьи-то кроссовки, с аккуратно развязанными шнурками, будто их владелец пришёл домой и, сняв их, поставил у дверей.

3

Если бы кто-нибудь наблюдал за Сергеем, он увидел бы, как тот забегает обратно в машину и уезжает оттуда, будто стал свидетелем чего-то такого, чего он видеть не должен. Сам он чувствовал себя, словно его поймали на горячем. Ничего не соображая, Харченко сел в машину, захлопнул дверь и рванул с места. За всё это время мимо не проехало ни одной машины, будто все знали, что в это время здесь проезжать опасно. Впрочем, в это время суток этот кусок трассы обычно пустовал и в этом не было ничего удивительного.

Ночью он не сомкнул глаз – ему не давали покоя мысли о километровом столбике и о кроссовках. Сергей понятия не имел, как он будет через день снова проезжать мимо него. Те несколько минут, на протяжении которых он был ввергнут в такой неописуемый ужас, стали предметом длительных размышлений, чередуемых шевелением волос на голове и приливом крови к ногам. Если сбой при прослушивании флешки можно было списать на программное обеспечение магнитолы, то совершенно непонятным казалось наличие кроссовок перед столбцом.

Где-то в глубине, здравый ум Харченко говорил: «Ну и что в этом странного? Ну, кроссовки, и что? Мало ли, может, кто-то выбросил их. Или кто-то пошутил». Но другая его часть, более склонная к мистицизму, говорила: «Нет, здесь не всё так просто. Это на уровне инстинктов. Мог ли я испугаться каких-то кроссовок на обочине? Вряд ли».

В день, когда ему снова надо было ехать в Марьин Яр, Сергей чувствовал себя куда лучше. Все страшные мысли, казалось, покинули его, и в прекрасном расположении духа он катил по трассе У-12. Ему пришлось выезжать рано, потому что город был поглощён туманом. Трасса – не то место, где можно безнаказанно пренебрегать безопасностью, поэтому в тумане быстро ехать Сергей не решился. Полупрозрачный воздух позволял видеть не далее двухсот метров на открытых участках трассы, а темнота вокруг ещё и не думала сдавать свои позиции.

Единственным спутником в дороге было местное радио. В Усовске оно хоть и работало круглосуточно, но ведущий появлялся не раньше половины восьмого утра, чтобы поднимать рабочий класс и настраивать на новый рабочий день. Но и музыка прекрасно помогала в дороге. А когда через полтора часа Сергей добрался до Елисаветовска, ди-джей уже развлекал местных жителей на своей волне. Ближе к 666-ому километру Харченко начал нервничать. Глянул на свою флешку, торчащую из магнитолы и вытянул её. Почему-то ему казалось, что сейчас включится музыка из его коллекции на этом переносном хранителе информации.

Столбика снова не было на месте. Это точно. Превозмогая волнение, Харченко тщетно пытался выдернуть из сереющего пространства впереди номер 666. От души отлегло.

Возвращаясь домой во второй половине дня, он даже не вспомнил об указателе. Но, подъезжая, к Елисаветовску и слушая местные новости, он похолодел.

– Сегодня утром недалеко от дороги Марьн Яр-Елисаветовск был обнаружен обезображенный труп, сообщает пресс-центр УМВД. Без верхней одежды и обуви, молодой человек приблизительно 20-25 лет был найден в поле, в ста метрах от трассы. Правоохранительные органы просят помочь в опознании молодого человека…

Харченко не дослушал. Сердце бешено колотилось, пальцы крепко сжимали «баранку». В голове вихрем пронеслась мысль: «Без обуви? Кроссовки! Это же его кроссовки!».

4

Он не смог больше ни о чём думать, как о кроссовках перед призрачным километровым столбиком. То обстоятельство, что кроссовки стояли прямо перед столбиком, не давало Сергею покоя. Теперь он уже не сомневался в мистической составляющей всей этой истории. Вдоволь намучившись размышлениями, для себя Сергей сделал один вывод: 666-й столбик – место опасное, и ни при каких обстоятельствах не следует возле него останавливаться, а ещё лучше – не обращать внимания на этот знак вообще. Ведь, в конце концов, он по пути домой даже забыл о существовании столбца.

Всё бы ничего, но тайна кроссовок и пропажи-появления столбика не давала покоя Харченко. Будь он за столом с друзьями или в постели с подругой, - он всё равно возвращался к размышлениям об этой тайне. Его снедало не только любопытство, его мозг просто не мог выполнять другие задачи, не разрешив задачу со столбиком и кроссовками. В конце недели, после бурных выходных, он был настроен на то, чтобы заняться этой загадкой вплотную, не приближаясь к самому чёртовому столбику.

В Марьин Яр ему ехать нужды не было, но во вторник планировалась поездка в другой городок, а точнее – посёлок городского типа Новосиверск. Туда можно было добраться двумя путями – той же трассой У-12, и другой, У-34, ведущей из Елисаветовска в Андреев. Правда, во втором случае нужно было сворачивать с трассы и ехать по грунтовой дороге, но этот путь был ближе. Взвесив все «за» и «против», Харченко всё-таки решил ехать по У-12. Во-первых, качество покрытия на этой трассе было всё же лучше, чем на У-34. А во-вторых, он хотел заехать в село, которое находилось в непосредственной близости от 666-го километра. Посёлок Козятин Хутор.

Взяв с собой зеркальный фотоаппарат, диктофон и чистый блокнот, Сергей сел в машину и выехал в дорогу. План был прост – представившись журналистом, поговорить с сельским головой, участковым и, по возможности, с сельскими жителями о смерти в поле за этим посёлком. В Новосиверск ему необходимо было ехать во второй половине дня, даже ближе к вечеру, поэтому всё складывалось как нельзя лучше, и времени для разговоров было предостаточно.

Посёлок «на двести дворов» Козятин Хутор находился к югу от трассы У-12. Чтобы туда попасть, необходимо было съехать на грунтовую дорогу, ведущую через поле, примерно на 662-ом километре. Сергей уверенно катил на своей машине, уже прокручивая в голове будущий разговор с местными жителями. В посёлке было тихо и как-то пустынно. Утро только недавно добралось до Козятина Хутора, и домики проявлялись из тумана по мере того, как он к ним приближался. Поселковый совет искать не пришлось – на главной улице только один дом был с флагштоком и покоящемся на нём государственным флагом. Сергей остановил машину, взял с собой фотоаппарат, бросил в карман диктофон и прихватил блокнот. Сделав несколько снимков на улице, он направился к зданию совета.

Дёрнув дверь, Харченко понял, что она закрыта. Странно. Вторник, без пятнадцати минут девять, а в совете – никого. Может, они с девяти работают? Но и вся улица была безлюдна. Сергей не знал, что и думать.

– Вам кого? – раздался голос.

5

Харченко дёрнулся. Никак не ожидая услышать человеческий голос в такой обстановке, он повернулся в ту сторону, откуда тот доносился. Недалеко от здания сельсовета стоял седой мужчина в камуфляжной куртке военного. Откуда он появился, Сергей сказать не мог. Переборов волнение, Харченко ответил:

– Мне бы с головой поговорить.

– На счёт чего? – спросил мужчина.

– Я это, журналист, в общем, - как бы оправдываясь, ответил он и для большего веса своих слов приподнял фотоаппарат.

– И чего это журналист сюда приехал? – в голосе незнакомца не было и тени доброжелательности.

Сергей на мгновение запнулся, но быстро перевёл разговор в другую плоскость:

– А Вы кто будете?

Незнакомец уставился на приезжего и, не моргнув, произнёс:

– Я голова поселкового совета. Так чего надо-то? Меня не предупреждали, что журналисты приедут.

– Я в общем-то один. Хотел побеседовать с Вами на счёт парня, которого нашли недалеко от посёлка в поле. Может, зайдём внутрь, поговорим?

Голова явно не был настроен общаться с журналистом и несколько секунд стоял, раздумывая, приглашать приезжего, или нет. Затем он молча подошёл к двери, вставил ключ и открыл. Повернулся к Сергею и тоном делающего большое одолжение чиновника бросил:

– Ладно, заходите.

Сергей вошёл в здание и очутился в довольно длинном коридоре. Следуя в полутьме за сельским головою, он тщетно пытался догадаться, откуда появился этот человек. Где-то посредине коридора седой остановился, вставил ключ в дверь и открыл её. По всей видимости, это был его кабинет. Небольшая комнатушка, два письменных стола, поставленных буквой «Т» придавали кабинету немного официоза. Дополнял обстановку портрет Президента и маленький флажок на столе среди бумаг. Ни компьютера, ни даже печатной машинки здесь не было, и Харченко невольно задался вопросом: а чем, собственно, занимается сельский голова?

Чиновник уселся в своё потёртое кресло и жестом пригласил гостя присесть.

– Итак. Как Вас там? - осведомился он.

– Меня зовут Руслан, я из Усовска. Газета «Вечерний Усосвск».

– Не слышал о такой, - совершенно серьёзно произнёс седой.

Харченко почувствовал себя идиотом. Ну, зачем, спрашивается, было придумывать название газеты, если можно было назвать существующую «Усовские вести»?

– Мы только начинаем работать. Общественно-политический еженедельник. Уверен, Вы ещё услышите о нас. Простите, как Вас зовут?

Стараясь как можно более походить на журналиста, Харченко положил между ними диктофон и достал свой блокнот. Хорошо, что сельский голова не видел, что в блокноте была нарисована голая женщина, которую Сергей не так давно набросал от скуки при ожидании у дверей почти такого же чиновника. Он быстро перевернул страницу и щёлкнул авторучкой.

– Петренко моя фамилия. А зовут Григорий Викторович, - представился, наконец, сельский голова.

Сергей записал в блокнот и взял в руки диктофон.

– Вы не против, если я запишу наш разговор?

– Боюсь, что он не будет долгим. Поэтому, давайте не будем ничего записывать.

Сергей был озадачен. Сунул диктофон себе в карман, всё же успев нажать на запись.

– Что конкретно Вы хотели узнать, Руслан? – Григорий сверлил взглядом непрошеного гостя.

– На днях недалеко от посёлка был обнаружен труп парня. Это был ваш односельчанин?

– Нет.

– А кто?

– Понятия не имею.

– Хорошо. Как часто в окрестностях Козятиного Хутора находят трупы?

– Это в первый раз на моей памяти. В посёлке люди мрут, но вот так в поле – не помню такого. А что?

– Ничего. Просто многие озадачены такой находкой. Молодой человек, абсолютно раздетый, глубокой осенью погибает в поле. Вам это не кажется странным?

– Да.

– И Вы ничего об этом не знаете?

– Нет.

– И никаких догадок по этому поводу?

– Пускай этим занимается милиция. Чего Вы меня-то спрашиваете?

Разговор зашёл в тупик и Харченко не нашёл ничего лучшего, как закончить интервью и попросил сфотографировать Петренко. Тот отказался и поспешил выпроводить гостя, сославшись на «кучу дел». Но уезжать Харченко не собирался. Он вышел на улицу и, сев в машину, решил прокатиться по улице, в надежде найти более разговорчивых людей.

6

Такого человека он всё-таки нашёл. На скамейке возле забора сидел не то дед, не то алкоголик, спившийся до того, что стал казаться стариком. Возле него Харченко притормозил и вышел из машины. Тот уставился на Сергея с любопытством.

– Доброе утро!

– Ага, и вам доброго здоровья.

– С вами можно поговорить? – спросил Сергей.

– Смотря о чём, - хитро прищурился «старик».

– Меня зовут Руслан. Я из газеты, - представился Харченко, протягивая руку.

Тот пожал руку и ответил:

– Если есть, что выпить, то поговорим.

Это немного озадачило Харченко, но он спросил:

– Я могу купить, а где?

– Давай десятку, я сам куплю.

Харченко достал бумажник и нашёл в нём десятку. Протянул собеседнику, тот взял и, кивнув на лавочку, ушёл дальше по улице. Харченко присел и стал ждать. Погода была мерзкая – сырость пыталась пробраться в каждую клеточку тела. Туман, казалось, вцепился в землю и не желал сдавать позиции.

Мужичок вернулся скоро. Присел рядом, вынул из кармана пальто бутылку и со словами «щас приду», отправился в дом за стаканами. Вернувшись, он налил две рюмки. Сергей попытался отказаться, мол, ему ещё ехать, но тот категорически дал понять, что говорить будет только после ста грамм выпитых вместе.

– Коля меня зовут, - представился, наконец «старик», вытирая усы. – Ну, говори, городской, что хотел?

Заев выпитую самогонку конфеткой, Сергей ответил:

– Коля, мне бы узнать, что люди говорят о том парне, которого нашли недалеко в поле.

– А-а-а, - многозначительно произнёс Коля и налил снова. – Об этом… Давай выпьем.

Они снова выпили, и как будто по волшебству Николай стал молодеть. Опохмелившись, он начал возвращать себе человеческий облик.

– Так не первый пацан-то.

– В смысле.

– Бывает у нас такое тут.

– Бывает? – Харченко сразу вспомнил заверения Петренко в том, что это первый случай, но сказать об этом не успел.

– Да. Местных, конечно, не трогает. Но чужие попадаются.

– Кто не трогает?

– Оно. Ты как с Луны, ей богу.

– А чужих почему трогает?

– Да потому что лезут чужие туда, где не надобно. Год назад девчушку нашли. На дороге. Мёртвую. Молодая, видно. Только волосы седые, как у бабы старой. Говорили, что машина сбила. Ага, конечно. Сбила и без синяков оставила. Да ещё и туфли забрала.

– Туфли?

– Ну да. Не было с ней туфлей.

Харченко вспомнил про кроссовки и похолодел.

– И до этого, года три назад, ребёнка нашли. На 665-ом километре.

Коля закурил только что слепленную самокрутку. Сергей посыпал вопросами – что за «оно», почему об это никто не знает и не говорит, почему вдруг «чужие» стали умирать в этих местах, не связано ли это с километровым столбиком под номером 666? На все вопросы Коля только улыбался, но услышав о столбике, Николай ответил:

– А как же. Он то пропадёт, то появится. В 97-ом году, помню, там молодёжь, сатанисты что ли, ночью веселились. Так пропали потом все до одного. Не сразу. Сначала один умер, потом другой. Девка, что с ними была, тоже умерла. Вот так вот. Но наши-то понимают, что бесовская сила тут давно живёт. С конца войны, поди. Только тебе хрен, кто расскажет об этом. Мне-то что, мне терять уже нечего. Я-то могу говорить. А ты, Руслан, езжай и забудь. А то и до тебя оно доберётся.

Сказать, что Харченко был напуган – не сказать ничего. Сопоставляя всё сказанное со своими размышлениями и догадками, он был в ужасе. Да и местность вокруг располагала к такому состоянию. Позабыв обо всех своих вопросах, он как-то в спешке попрощался с Николаем, сел в машину и укатил из села подальше. Только потом, переварив всё и успокоившись, он понял, что упустил момент. Коля мог много чего рассказать.

Но самое странное было то, что, прокручивая запись разговора с сельским головой, Сергей слышал только свой голос. Когда они говорили с Николаем, было слышно оба голоса, но в кабинете у Петренко голос был один.

7

В голове всё ещё проносились обрывки разговора с Колей. Дымка, образовавшаяся от приёма самогонки без закуски, начала развеиваться. Сергей ехал в Новосиверск и размышлял. Если в окрестностях 666-го километра и вправду существует какая-то чертовщина, то самое лучшее, что может сделать в этой ситуации Харченко – просто забыть и прекратить поездки в эту сторону области. Либо ездить другой трассой. Почему-то ему казалось, что следующей жертвой непременно должен быть именно он. Времени было ещё довольно, когда он остановился возле интернет-кафе в Новосиверске.

Всё, что он хотел узнать – это хоть какая-нибудь информация о посёлке Козятин Хутор. И каким-то странным показался ему сельский голова, не говоря уже о том, что диктофон не записал его голоса. Неплохо было бы найти и о нём хоть что-нибудь. Первым делом Сергей в поисковике нашёл сайт областной администрации, затем, через этот сайт - нужной районной администрации и, наконец, нашёл страничку бесовского посёлка. К его огорчению, о посёлке было сказано ровным счётом ничего – один абзац и прилеплена плохого качества фотография, на которой был изображён сельсовет. Не густо.

Спрашивая у поисковика и так, и эдак, Харченко не нашёл для себя ничего нового. И даже Петренко Григорий Викторович в этом регионе отсутствовал. Вконец разочаровавшись скудностью отечественного сегмента Интернета, Сергей расплатился за время и кофе и вышел на улицу.

Он долго думал, оставаться ли здесь на ночь, или ехать домой. С одной стороны – чего задерживаться? Но с другой стороны – куда спешить? Где-то в глубине души Сергей просто боялся ехать, но ему было стыдно в этом признаться. Всё же, взяв себя в руки, он решил ехать домой.

Было только восемь вечера, но Сергей уже хотел спать. Такое с ним случалось редко – либо когда он не досыпал, либо – когда сильно уставал. В тот день ни одно, ни другое не могло быть причиной сонливости, но спать хотелось очень. С трудом борясь со сном, Сергей приближался к 666-му километру. И, наконец, увидев пресловутый столбик на своём месте, Сергей окончательно ослаб и едва успел притормозить. Судорожно протирая глаза, он открыл дверцу и буквально выпал наружу. Свет автомобильных фар упирался в столбик под номером 666, а за ним стоял такой густой туман, что Сергей с трудом мог разглядеть продолжение трассы У-12.

На свежем воздухе он начал понемногу «просыпаться». Было довольно холодно и очень сыро. Но то, что он увидел, заставило его забыть и о сне, и о погоде, и о самом столбике. Возле столба стояла дверь. Самая обычная входная дверь, которую можно встретить в каждой квартире. Никаких номеров на ней не было, и единственным необычным предметом, который выделял её из множества подобных дверей – был дверной молоток. Сергею никогда в жизни не приходилось орудовать таким молотком, и он с любопытством постучал им в дверь.

Каково же было его удивление, когда через несколько секунд дверь приоткрылась, и оттуда выглянул мужчина. Это был ни к то иной, как Григорий Викторович Петренко, сельский голова, недавно оказавший Сергею такой прохладный приём. Как ни в чём не бывало, он произнёс:

– Ну, заходи, коль пришёл. Только ботинки снимай, нечего мне тут натаптывать.

Декабрь 2013 – февраль 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *