Заря

| 0 |
Чёрный дождь

– Ждите, когда прольётся чёрный дождь. Так он говорил.

Взгляд Макара устремился куда-то далеко, где на фоне свинцового неба появлялись картинки его прошлого. Там, в непроглядном одеяле облаков, которые скрывали вот уже десятки лет от людского глаза небесное Светило, в воспоминаниях Макара оживал дед Мирон. Да какой он к чёрту дед? В этом хищном для человека мире такое понятие, как «дед» относилось к мужчинам, сумевшим прожить больше тридцати лет, а таких, возможно, уже нет.

В этих краях ждать дождя было нелепо – здесь никогда не бывало дождей. Ни чёрных, ни прозрачных, ни кислотных. Но почва могла кормить их племя, поэтому они не кочевали, как в этом мире было принято, как это диктовала Та, у которой было Веретено. Жили – это смело сказано. Выживали, существовали, цеплялись за любой шанс продлить свои дни в этом ядовитом мире.

– И что будет, Макар? – спросил Влад.

– Не знаю. Он так и не сказал. Возможно, боги вернутся…

– Да, жди. Они ушли, когда мир ещё был прежним. Хотя мне и не верится, что он был когда-то Прежним. Пока что я вижу только Рода. И то, неизвестно, сколько ему здесь велено оставаться.

Макар грустно улыбнулся. Да, Род ещё был с ними, с их племенем. Говорят, он остался здесь до тех пор, пока в него ещё верят. И он даёт их женщинам детей, а почве – жизнь. Он произрастает вместе с побегами Плодов и оберегает малышей. Он ещё здесь. Но куда он девается, когда на их земли приходят враги? Макар укутался в покрывало, защищаясь от мух, которые питались человеческой кожей. Рядом с ними постоянно кружили несколько таких мух, размером с шершня и норовили укусить за лицо – единственную часть тела, которая была защищена только повязкой на рту. Эти мухи делали неизлечимые раны на теле. Они немного затягивались, подсыхали, чтобы потом через некоторое время снова открыться  и кровоточить.

Они сидели на руинах древнего здания, которое рассыпалось ещё в Прежнем мире. Ветер гулял по железобетонному скелету и поднимал с пола пыль. Влад поддерживал огонь в костре и отгонял назойливых мух. Их ждал нехитрый ужин: вареные бобы, Плоды. Бобы большие, с человеческую почку, вкусные, но уже такие надоевшие. Когда Макар поднялся за котелком с драгоценной в этих местах водой, возле него просвистела стрела. Глаза его мгновенно нащупали слева, за грудой мусора стрелка. Макар свистнул во всю мощь своих лёгких, оповещая племя о нападении. Влад уже упал в костёр со стрелой в горле, и теперь его лицо шипело в костре.

Одним рывком Макар оказался у груды мусора, где притаился лучник, готовый к новому выстрелу. Свернув шею лучнику, он схватил его оружие с готовой стрелой и пустил её в ближайшую двигающуюся мишень. Второй враг упал, хрипя от боли. Макар отбросил ненужный уже лук и вытащил из-за пояса свой длинный нож. В это время в посёлке разгорелась настоящая битва. Крики, стоны, рычание и звон металла. В посёлок теперь входили тяжёлые мечники – в доспехах и с огромными длинными мечами. Макар прекрасно знал, как справляться с такими «жуками» – их достаточно было всего лишь опрокинуть на спину, а потом прикончить. Но мечники сеяли смерть и прежде, чем он смог прикончить первого из них, его племя потеряло троих.

Старшие собрались в кучку и оборонялись из последних сил, когда Макар в экстазе битвы крушил черепа кувалдой и резал глотки ножом, захватывая врага с тыла. Ночь полностью вступила в свои права, оставив племя в глубокой тьме. Лишь двое старших и Макар теперь противостояли врагам. Ориентируясь на чужой запах, они находили прячущихся горе-налётчиков и лишали их жизни. Потом изнеможённые, упали возле единственного костра, что не погас в этот вечер. Двое старших и Макар. Из всего племени остались только они. Но говорить уже не было сил, и они погрузились в глубокий сон, такой желанный и нужный.

Утренний ветер разогнал по посёлку запах вечерней битвы. Макар проснулся один. Старшие истекли кровью и их забрал Род. Он отнимал жизнь так же буднично, как и давал. И Макар покинул посёлок. На своём пути к другому племени он подобрал кусок ткани, когда-то красный, а теперь выцветший и грязный. Углём нарисовал на нём Солнцеворот, возвращение Светила. Макар не знал, что это такое, но чувствовал, что он должен был это нарисовать. Держа в руках своё знамя, он явился в посёлке другого племени. Его встречали мужи с факелами, которые уже знали, что Макар – последний выживший. Они преклонились перед храбростью и силою его. И пред его знаменем. И дождь пошёл. Чёрный, маслянистый, жгучий дождь. Который разогнал мух и потушил костры. Но потушить надежду в сердцах людей дождь не мог. Пред ними был Вождь! И он даст Миру новую жизнь! И силой его переполнятся их изувеченные, все в ранах, тела. И боги не будут им более нужны, ведь они теперь сильнее богов!

Май 2012.

Поделитесь этим материалом в социальной сети:

,
Проза
Panzertank – Menschenmorgen (Заря)
Типы записей:
  • - обычная
  • - изображение
  • - цитата
  • - статус
  • - ссылка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *